October 14th, 2015

indian

Мои твиты

indian

ПАРЕНЬ СПРОСИЛ: «ДОЙЧ?» («НЕМЕЦ?»). Я ОТВЕТИЛ: «НАЙН. РУСИШ»


Недавно был в Берлине. Вечером зашел в бар, не в «Элефант», как Штирлиц, но чем-то похожий. Сижу пью кофе. А у стойки три молодых и очень пьяных немца. Один все время что-то громко вскрикивал и порядком мне надоел.



Я допил кофе, поднялся. Когда проходил мимо стойки, молодой горлопан чуть задержал меня, похлопал по плечу, как бы приглашая участвовать в их веселье.

Я усмехнулся и покачал головой. Парень спросил: «Дойч?» («Немец?»). Я ответил: «Найн. Русиш». Парень вдруг притих и чуть ли не вжал голову в плечи. Я удалился. Не скрою, с торжествующей улыбкой: был доволен произведенным эффектом. Русиш, ага.



А русский я до самых недр. Образцовый русский. Поскреби меня — найдешь татарина, это с папиной стороны, с маминой есть украинцы — куда без них? — и где-то притаилась загадочная литовская прабабушка. Короче, правильная русская ДНК. Густая и наваристая как борщ.



И весь мой набор хромосом, а в придачу к нему набор луговых вятских трав, соленых рыжиков, березовых веников, маминых колыбельных, трех томов Чехова в зеленой обложке, чукотской красной икры, матерка тети Зины из деревни Брыкино, мятых писем отца, декабрьских звезд из снежного детства, комедий Гайдая, простыней на веревках в люблинском дворе, визгов Хрюши, грустных скрипок Чайковского, голосов из кухонного радио, запаха карболки в поезде «Москва-Липецк», прозрачных настоек Ивана Петровича — весь этот набор сотворил из меня человека такой широты да такой глубины, что заглянуть страшно, как в монастырский колодец.



И нет никакой оригинальности именно во мне, я самый что ни на есть типичный русский. Загадочный, задумчивый и опасный. Созерцатель. Достоевский в «Братьях Карамазовых» писал о таком типичном созерцателе, что «может, вдруг, накопив впечатлений за многие годы, бросит все и уйдет в Иерусалим скитаться и спасаться, а может, и село родное вдруг спалит, а может быть, случится и то и другое вместе».



Быть русским — это быть растерзанным. Расхристанным. Распахнутым. Одна нога в Карелии, другая на Камчатке. Одной рукой брать все, что плохо лежит, другой — тут же отдавать первому встречному жулику. Одним глазом на икону дивиться, другим — на новости Первого канала.



И не может русский копаться спокойно в своем огороде или сидеть на кухне в родной хрущобе — нет, он не просто сидит и копается, он при этом окидывает взглядом половину планеты, он так привык. Он мыслит колоссальными пространствами, каждый русский — геополитик. Дай русскому волю, он чесночную грядку сделает от Перми до Парижа.



Какой-нибудь краснорожий фермер в Алабаме не знает точно, где находится Нью-Йорк, а русский знает даже, за сколько наша ракета долетит до Нью-Йорка. Зачем туда ракету посылать? Ну это вопрос второй, несущественный, мы на мелочи не размениваемся.



Теперь нас Сирия беспокоит. Может, у меня кран в ванной течет, но я сперва узнаю, что там в Сирии, а потом, если время останется, краном займусь. Сирия мне важнее родного крана.



Академик Павлов, великий наш физиолог, в 1918 году прочитал лекцию «О русском уме». Приговор был такой: русский ум — поверхностный, не привык наш человек долго что-то мусолить, неинтересно это ему. Впрочем, сам Павлов или современник его Менделеев вроде как опровергал это обвинение собственным опытом, но вообще схвачено верно.



Русскому надо успеть столько вокруг обмыслить, что жизни не хватит. Оттого и пьем много: каждая рюмка вроде как мир делает понятней. Мировые процессы ускоряет. Махнул рюмку — Чемберлена уже нет. Махнул другую — Рейган пролетел. Третью опрокинем — разберемся с Меркель. Не закусывая.



Лет двадцать назад были у меня две подружки-итальянки. Приехали из Миланского университета писать в Москве дипломы — что-то про нашу великую культуру. Постигать они ее начали быстро — через водку. Приезжают, скажем, ко мне в гости и сразу бутылку из сумки достают: «Мы знаем, как у вас принято». Ну и как русский пацан я в грязь лицом не ударял. Наливал по полной, опрокидывал: «Я покажу вам, как мы умеем!». Итальянки повизгивали: «Белиссимо!» — и смотрели на меня восхищенными глазами рафаэлевских Мадонн. Боже, сколько я с ними выпил! И ведь держался, ни разу не упал. Потому что понимал: позади Россия, отступать некуда. Потом еще помог одной диплом написать. Мы, русские, на все руки мастера, особенно с похмелья.



Больше всего русский ценит состояние дремотного сытого покоя. Чтоб холодец на столе, зарплата в срок, Ургант на экране. Если что идет не так, русский сердится. Но недолго. Русский всегда знает: завтра может быть хуже.



Пословицу про суму и тюрьму мог сочинить только наш народ. Моя мама всю жизнь складывала в буфете на кухне банки с тушенкой — «на черный день». Тот день так и не наступил, но ловлю себя на том, что в ближайшей «Пятерочке» уже останавливаюсь около полок с тушенкой. Смотрю на банки задумчиво. Словно хочу спросить их о чем-то, как полоумный чеховский Гаев. Но пока молчу. Пока не покупаю.



При первой возможности русский бежит за границу. Прочь от «свинцовых мерзостей». Тот же Пушкин всю жизнь рвался — не пустили. А Гоголь радовался как ребенок, пересекая границу России. Италию он обожал. Так и писал оттуда Жуковскому: «Она моя! Никто в мире ее не отнимет у меня! Я родился здесь. Россия, Петербург, снега, подлецы, департамент, кафедра, театр — все это мне снилось. Я проснулся опять на родине...». А потом, когда русский напьется вина, насмотрится на барокко и наслушается органа, накупит барахла и сыра, просыпается в нем тоска.



Иностранцы с их лживыми улыбочками осточертели, пора тосковать. Тоска смутная, неясная. Не по снегу же и подлецам. А по чему тоскует? Ответа не даст ни Гоголь, ни Набоков, ни Сикорский, ни Тарковский. Русская тоска необъяснима и тревожна как колокольный звон, несущийся над холмами, как песня девушки в случайной электричке, как звук дрели от соседа. На родине тошно, за границей — муторно.



Быть русским — это жить между небом и омутом, между молотом и серпом.



Свою страну всякий русский ругает на чем свет стоит. У власти воры и мерзавцы, растащили все, что можно, верить некому, дороги ужасные, закона нет, будущего нет, сплошь окаянные дни, мертвые души, только в Волгу броситься с утеса! Сам проклинаю, слов не жалею. Но едва при мне иностранец или — хуже того — соотечественник, давно живущий не здесь, начнет про мою страну гадости говорить — тут я зверею как пьяный Есенин. Тут я готов прямо в морду. С размаху.



Это моя страна, и все ее грехи на мне. Если она дурна, значит, я тоже не подарочек. Но будем мучаться вместе. Без страданий — какой же на фиг я русский? А уехать отсюда — куда и зачем? Мне целый мир чужбина. Тут и помру. Гроб мне сделает пьяный мастер Безенчук, а в гроб пусть положат пару банок тушенки. На черный день. Ибо, возможно, «там» будет еще хуже.

indian

Изощренная расплата для предателя

Украинские политики выясняют отношения. Страстно и безжалостно. Доходных мест мало, а желающих расплодилось за последние полтора года, хоть отбавляй. А потому на свет выползают факты, о которых, казалось бы, все уже давно забыли.
На Украине поднимается скандал по поводу Леши Гончаренко: палача из Дома Профсоюзов и украинского националиста, который еще в 2011 году был апологетом всего русского.
Он даже сказал тогда несколько страшных для современного украинского политика слов, о которых сейчас уже конечно жалеет:

- То, что сегодня в Одессе принята программа развития русского языка – я считаю, абсолютно правильно.
- Я с вами не согласен. Вы фактически говорите о насильственной украинизации миллионов людей. Одесса не была украинским городом. Одесса создавалась как центр Новороссии, в которой были русские, греки, украинцы, евреи, болгары и прочие. Русский язык всегда был в Одессе, он не внесен туда откуда-то переселенцами.
- Ну, Украина тоже достаточно искусственно сшита. Потому что Новороссия, южная часть, была пришита к центральной Украине, которая имела совершенно другую культуру и историю.

И т.д. Не очень старое, но поучительное интервью молодой и на тот момент «перспективной» политической проститутки. Кстати ее тоже раскручивали через Савика Шустера (маркер однако). Да выборы, да как обычно, но есть несколько маркеров, которые позволяют смотреть на ситуацию с несколько другой колокольни.

Правая рука Юли Тимошенко, Сергей Соболев сам еще та «политическая проститутка» и просто так коллегу топить не будет. Ну не топил же он «Лешеньку» во время парламентских выборов 2014 года? Почему? Правильно заказа не было. А теперь появился. Вместе с заказом на ВО «Свобода», «добровольческие части». Лично я считаю, что песенка «Лешика», как политика (а может и как человека, да простят меня люди за это сравнение с нелюдем) спета. После того что случилось, он теперь чужой для всех и таков путь всех, политических проституток, которые метаются из стороны в сторону.

Их никому не жалко, а потому ими пользуются и выбрасывают. Это касается ВСЕХ апологетов политической проституции по все линии фронта.
В конце концов они принимают следующий вид.



П.С. Не удивлюсь если «Лешеньку» сделают козликом отпущения по делу 2 мая. Сейчас модно стало поднимать старые дела и делишки нынешних радикалов и давать новую правовую оценку их действиям. А «Лешик» 2 мая засветился по самое немогу. Но это будет не сейчас, а потом, когда после досрочных пармаментских выборов, это недоразумение украинской политики будет исправлено и потеряет свой мандат. Просто идет информационная прокачка. Кстати не только по нему.

ПП.С. Его имя будет публично оплевано и проклято для того, чтобы истинные заказчики резни в Доме Профсоюзов спали спокойно.

indian

Крымские татары объявлены предателями Украины — отказываются бороться с русскими

Крымские татары не сделали ничего для того, чтобы полуостров остался в составе Украины, и теперь хотят руками украинцев и ценой экономических издержек выбить себе преференции. Об этом в эфире «Радио Вести» заявил главред «РБК-Украина» Антон Подлуцкий.

По его словам, блокада полуострова, инициированная крымскими татарами, не дает никаких результатов для Украины.

«Блокада мне не кажется абсолютно эффективной, потому что ту же железную дорогу никто не перекрывал. Глава «Укрзализницы» Александр Завгородний сказал прямым текстом, что никакие потоки в Крым мы останавливать не будем. А завернуть несколько десятков фур, из-за чего пострадало несколько десятков представителей малого и среднего бизнеса на фоне одного эшелона с продовольствием, идущего в Крым – это ерунда.

И почему мы только сейчас вспомнили о блокаде Крыма. Он что, только сейчас отвалился к России? Я не хочу обижать крымских татар, но, когда началась блокада, мой комментарий был прост: легко чужими руками жар загребать.

Где-то в Крыму был или есть хоть один отряд сопротивления крымских татар русским оккупантам? Не было. Так почему мы должны за наш счет решать проблемы крымских татар? Они хоть что-то в реале сделали, кроме выступлений, деклараций и призывов? Ничего», — заявил Подлуцкий.

По его словам, далеко не все крымские татары действительно хотят вернуть полуостров Украине, а многие довольны новыми реалиями: «Сколько крымских татар осталось на полуострове? Немало. Многие из них договорились с оккупационными властями и живут, прекрасно себя чувствуют. У крымских татар внутри нет консенсуса, как им жить дальше. Выступления лидеров крымско-татарского народа, которые оказались в изгнании, мне кажутся неконструктивными и неэффективными».