Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

indian

Ташкент - город хлебный. ТАШКЕНТ В 1980 ГОДУ

Комплект открыток с видами узбекской столицы, выпущенный в 1980 году ташкентским издательством литературы и искусства имени Гафура Гуляма. Пояснения оставлены оригинальными…

Редакционный корпус Издательства ЦК КП Узбекистана и филиал Центрального музея В. И. Ленина. Фото Н. Василькина

Collapse )



indian

(no subject)


Про партизана Бильжо
Маститый художник проснулся от грубого тычка в бок.
– Света, ну прекрати-и-и, – капризно шевельнув усами, сонно протянул он.
Болезненный толчок повторился.
Художник удивлённо открыл глаза.
Вместо любимой жены перед ним стоял какой-то тип в военной форме и недобро скалился, держа в руках автомат.
Художник сразу опознал форму офицера СС, так как на столе в его кабинете стоял портрет рейхсфюрера Гиммлера в точно такой же форме. Художник часто разговаривал с портретом, советовался с ним в трудные времена и регулярно менял воду в стоящих перед ним цветах.
– Витя! – рассмеялся Бильжо. – Шендерович! Не узнал тебя в гриме! Ты где форму и автомат взял, на Мосфильме?
Офицер растерянно оглянулся, никого за спиной не увидел и озадаченно уставился на мастера графики. После чего отчётливо произнёс «Швайне партизанен!» и со всего размаха ударил известного художника носком сапога в нежный бок.
Тот неловко скатился с кровати, с изумлением обнаружив, что вместо уютной пижамы с кошечками, на нём надеты какие-то грязные кальсоны и рваный ватник. Босые ноги художника немедленно заныли от холода.
Он дико посмотрел по сторонам. Какой-то сарай. На дощатой стене неровно висящая газета. Бильжо всмотрелся в дату номера и оцепенел – 20 ноября 1941 года. Фотография Сталина. Заголовок: «Победа будет за нами!»
В сарай вошли несколько солдат. Они сноровисто подняли художника, связали ему руки и молча куда-то поволокли.
– Милиция! – завопил тот. – Кто-нибудь, позвоните моему адвокату Фейгину, ради Бога! Я хорошо заплачу!
После чего безвольно обмяк в крепких руках. По штанине его кальсон пробежала предательская струйка – утончённая психика творца не выдержала страшной нереальности происходящего.
Очнувшись, Бильжо обнаружил себя стоящим на каком-то подиуме с табличкой на груди и петлёй на шее. Скосив глаза вниз, он прочитал надпись на табличке: «Поджигатель».
Рядом с ним стояла какая-то сильно избитая молодая девушка.
– Ничего, товарищ! – улыбнулась она ему разбитыми губами. – Мы умрём, но рабами им нас не сделать!
Художник взвыл.
– Как это не сделать?! Ещё как сделать! Герр официрен! – закричал он в сторону молчаливо стоящих военных. – Дорогой мой человек! Это ошибка! Я ваш – я русиш швайне ненавижу, так же как и вы!
Девушка внимательно посмотрела на Бильжо.
– Вы псих или просто сволочь?
– О! Точно! – обрадовано завопил тот. – Их бин больной! Их бин шизофреник! Господа, позвоните в Кащенко, там подтвердят!
После чего умело впал в ступор.
– Шизофренен? – удивились немцы и как-то странно переглянулись.
– Мало того, что мразь, но ещё и дурак, – презрительно сплюнула девушка. – Больных  они убивают в первую очередь.
Старший офицер махнул перчаткой и толстый фельдфебель умело выбил из под талантливого карикатуриста табуретку. Тут же защёлкали фотокамеры.
Последнее, что увидел маститый художник, это группу потрясённых и плачущих людей в футболках с надписью «Дождь», которых вели к ближайшему оврагу.
Green Tea
TOPNEWSRUSSIA.RU
indian

Мои твиты

indian

Человек, которого боится власть, или Художника обидеть каждый может.

Оригинал взят у blinafik в Человек, которого боится власть, или Художника обидеть каждый может.
Слесарь-сантехник четвёртого разряда Берендеев удачно обмыл с коллегами аванс и уже двигался домой осторожным противоторпедным зигзагом, как вдруг остро ощутил потребность в продолжении банкета.

[Spoiler (click to open)]Разбив витрину небольшого торгового павильона, он сноровисто распихал по карманам две бутылки водки, найденным у кассы маркером игриво написал на стене неприличное слово из трёх букв, добавил к нему изображение и полез обратно на улицу, где и был радушно принят нарядом полиции, прибывшим из-за сработавшей сигнализации. После чего был доставлен в отделение милиции и помещён в обезьянник до утра.

...............

Примерно в час ночи сонный дежурный по отделению лейтенант Петров вышел на улицу покурить, и был внезапно ослеплён вспышками камер и взят в кольцо какими-то людьми.

– Это правда, что Берендеев арестован? Что ему инкриминируют? Можно его увидеть? – стрекотала девушка в строгом брючном костюме, пытливо тыкая в лицо Петрова огромным микрофоном с надписью «Дождь».

Тот выронил сигарету и вытаращил глаза. Сон как рукой сняло.

– Скажите, правда, что при задержании Берендеев был жестоко избит, хотя не оказывал никакого сопротивления? – допытывался какой-то кудрявый молодой человек с другой стороны, выставив вперёд длинную палку с прикреплённым к ней сотовым телефоном.

– Чего?! Вы кто?! – оторопело спросил лейтенант, пятясь к спасительным дверям.

– Неважно кто я – важно кто вы, и те, кто дал вам право хватать людей! – решительно ответил кудрявый, умело манипулируя палкой, чтобы попадать в фокус вместе с дежурным. Потом он воровато оглянулся и жарко прошептал дежурному:

– Ударьте меня в лицо, я вам денег дам, много, а то у меня популярность падает, а я в жизни больше ничего делать не умею.

....................

К отделению уже подъезжали микроавтобусы с логотипами различных каналов, из них деловито выносили софиты, тянули провода, а симпатичные девушки поправляли причёски и мурлыкали в микрофоны: «Раз, раз! Нормально? Я в кадре?»

Дежурный оттолкнул микрофоны, стремительно кинулся в помещение и закрыл за собой дверь, приказав сержанту с автоматом стоять до конца до прибытия подкрепления.

После чего открыл решётку и долго тряс спящего на лавке Берендеева, вопрошая: «Что ты такое? Ты кто?!» Берендеев приоткрыл мутный глаз, ответил: «Дед пихто!» и перевернулся на другой бок, окатив лейтенанта ароматной волной перегара.

Петров как раз лихорадочно пробивал по базе международного террориста по кличке Пихто, когда зазвонил служебный телефон.

Генерал тревожным голосом потребовал срочно доставить Берендеева в Главное управление под усиленной охраной.

Недовольно мычащего Берендеева подняли и под руки потащили на улицу к машине. Немедленно засверкали вспышки и заработали видеокамеры.

– Мы видим, что Берендеев уже не стоит на ногах! – восторженно заверещала в камеру с логотипом «Эхо Москвы» растрепанная пожилая девушка с немного опухшим лицом. – Мало что изменилось в методах охранки с тридцать седьмого года!

…………..

Уже совсем рассвело. Перед воротами ГУ МВД на Петровке стояло множество каких-то людей.

Заезжая в ворота, Петров с изумлением заметил среди них знакомые по телевизору лица. Известные режиссёры, артисты, популярные ведущие и прочие медийные персоны при виде полицейского УАЗика сразу оживились, заволновались и стали выкрикивать «Позор!», «Свободу Берендееву!» и «Нет репрессиям!».

Одна хрупкая женщина, с лицом до боли знакомым лейтенанту по какому-то фильму, подняла плакат «Прости нас, Берендеев!» и плюнула на лобовое стекло УАЗика так, что оно треснуло, нешуточно напугав водителя.

А другая, незнакомая лейтенанту женщина с полными губами, вцепилась в антенну на капоте, яростно её оторвала и упала на тротуар с воплем: «Снимайте меня! Я буженина!» или что-то в этом роде, лейтенант толком не расслышал из-за шумного мотора.

Он обернулся на Берендеева, который уже протрезвел и с отвисшей челюстью смотрел в окно, и назидательно сказал:

– Видишь, Берендеев? А ещё говорят, что нашей творческой элите на простых людей наплевать. А они вот как за тебя, алкаша, переживают. Ты им всем что – смесители с унитазами бесплатно менял?

…………

Лейтенант сдал Берендеева под расписку и поспешил на доклад к генералу.

Тот сидел за массивным столом, мрачно глядя в монитор.

– На, полюбуйся, что ты натворил, – он повернул монитор к Перову. – Это всё по запросу «Арест Берендеева».

Петров осторожно склонился над монитором и стал читать заголовки:

«Человек, которого боится Путин».

«Борец с цензурой и жертва репрессий».

«Художник брошен в подвалы Лубянки»



У лейтенанта закружилась голова, ему стало трудно дышать, он расстегнул воротник и налил себе воды из графина.

– Мне тоже налей, – мрачно попросил генерал.

Петров налил, присел и продолжил читать.

Дальше пошли совсем непонятные слова: «Постмодернизм», «личностное высказывание», «синтез», «развернутая метафора протеста», «инсталляция», «арт-хаус», «трагикомедия, граничащая с эксцентрическим фарсом» и «Берендеев - протагонист современного перфоманса».

– Уже все иностранные газеты пишут, что мы прессуем великого художника, – с тоской сказал генерал. – Что он там нарисовал-то хоть?

Петров вытащил протокол и несколько фотографий из ограбленного павильона.

Несколько минут они с генералом молча всматривались в три криво написанные на стене буквы и выполненный размашистыми мазками поясняющий рисунок к ним.

– А ведь что-то в этом есть, – задумчиво произнёс генерал. – Как считаешь, лейтенант?

Тот поперхнулся и неуверенно ответил:

– Да, эти смелые, парящие линии, эта экспрессия, несущая в себе метафору протеста, этот, как его…

– Перфоманс на грани синтеза, – хмуро подсказал генерал. – Петров, а давай по коньячку?

Не успели они опрокинуть по второй, как в кабинет вбежал заместитель генерала.

– Товарищ генерал, пронесло! – выпалил он и снял журажку. – Появился настоящий Берендеев, театральный режиссёр какой-то, он как раз только что с Сейшел вернулся, где отдыхал, после получения бюджета на новую постановку. Он собирает пресс-конференцию, чтобы заявить, что наш Берендеев – самозванец, который ничего не смыслит в настоящем искусстве. Протестующая внизу элита уже умчалась на пресс-конференцию, напоследок, сурово потребовав дать нашему Берендееву пожизненное за воровство, ибо преступность в стране совсем распоясалась. Хозяин павильона забрал заявление, так как уже продал свой павильон с инсталляцией за тридцать миллионов долларов на Сотбис, так что к нам – никаких претензий!

– Господи! – истово перекрестился генерал. – Майор, лейтенант, сегодня объявляю выходной и приглашаю всех в ресторан. Задержанного отвезти домой на моей машине, и передайте ему от меня три бутылки армянского конька.

……….

Уже выходя из кабинета, он задержался, взял со стола фотографию, ещё раз на неё посмотрел и задумчиво сказал:

– Самозванец не самозванец, а рисует уж точно не хуже.

https://cont.ws/@greentea/699449
Sevastopol1997

Новости с Украины. Евроичкерийский поцелуй Иуды для Украины

Оригинал взят у wod_1958 в Новости с Украины. Евроичкерийский поцелуй Иуды для Украины
О том как еврейка из Одессы мимикрировала под чеченку и  какая связь "покушения" с украденной картиной.

Животные – существа сугубо рациональные. Каждый предмет, каждая вещь для них, в первую очередь, утилитарное средство выживания, где нет места высокоморальным переживаниям, либо ты станешь очередным израсходованным звеном в пищевой цепочке, либо твоя жертва. Лишенным разума и подчиняющимся инстинктам самосохранения и размножения, животным чуждо понятие об искусстве и красоте – с точки зрения выживания эти понятия бессмысленны.
Вряд ли, допустим, рак-отшельник, найдя прекрасную и совершенную в своих формах раковину, станет любоваться ею, отступая на шаг и закатывая дробины глаз на стебельках. Он сразу же исследует ее на предмет пригодности к защите его тела и, если она не подходит, без сожаления бросит, отправившись искать другую, попроще, но понадежнее. Или белка - она не станет восхищаться, как князь Андрей Болконский, неповторимой корявости старым дубом на двух страницах собственных размышлений о смысле жизни и бытия, белке важны желуди и дупло, где можно безопасно спрятать натасканную еду и вывести потомство. И уж точно никто из животных не станет тратить время для создания услаждающего взор, но бесполезного сооружения или рисунка – это, с точки зрения природы, безмерная глупость, ставящая под угрозу само существование организма.
Collapse )
SSO

Плакаты времен Великой Отечественной войны

Оригинал взят у antona1976 в Плакаты времен Великой Отечественной войны
Оригинал взят у gluhovski_igor в Плакаты времен Великой Отечественной войны

Недаром пропаганду и агитацию назвали третьим фронтом Великой Отечественной. Именно здесь разворачивалась битва за дух народа, которая, в конечном итоге, и решила исход войны: гитлеровская пропаганда тоже не дремала, но ей оказалось далеко до священного гнева советских художников, поэтов, писателей, журналистов, композиторов…

Collapse )
SSO

Петербург, 2016. Парадные и крыши северной столицы

Оригинал взят у el_tolstyh в Петербург, 2016. Парадные и крыши северной столицы
alexdoomer2009 в Петербург, 2016. Парадные и крыши северной столицы

На дворе зима, а значит, пришло время обрабатывать фотографии и разбирать архивы снимков. На этот раз я решил обратиться к теме Петербурга, хоть я это и делаю почти каждый год. Питер он такой. Его можно либо любить, либо ненавидеть. В отчёте - классика жанра - крыши, дворы-колодцы, лестницы и парадные. Тех, кто любит подобную тематику, приглашаю к просмотру.



Collapse )

4. Куда проще посетить одно из самых популярных мест для экскурсий на Кирочной - доходный дом Бака, известный своим переходом и витражами.


5. Отчёт из Питера не был бы таковым, если бы в нём не было фотографий с крыш. Одна из основных достопримечательностей города - Казанский Собор на Невском с высоты птичьего полёта.


6. А у нас на очереди - очередная парадная. Снова Кирочная - на этот раз, с мраморной лестницей и вазой. Одна из самых красивых парадных города, по моему мнению.


7. Перед последним этажом на подиуме стоит ваза. А мраморная лестница радует своим узором. Парадная обязательно рекомендуется к посещению. Но советую быть осторожными - жильцы не дремлят и не любят незваных гостей ;)



8. Кадры из жизни улицы Восстания. Честно - никогда не нравилось название этой улицы. (бывш. ул. Знаменская) Красивые доходники, изящные городские усадьбы - и такое агрессивное революционное название.


9. Лестница в одной из парадных в районе Петроградки.


10. Одно из самых популярных желаний гостей города - это посетить крышу на Невском проспекте. Особенно на красивом закате или ночью. Увы, теперь это всё стало гораздо сложнее, чем раньше. Это, например, дневной ракурс на Невский с крыши на углу Литейного.


11. Один из самых милых дворов-колодцев в Петербурге. И снова всплывает название "5 углов". Проход во двор не так прост, как кажется, и требует навыков изобретательности или терпения ;)


12. Если будете на Каменном острове - также советую посмотреть на особняк Фолленвейдера. Внутрь попасть на экскурсию сложно,а вот погулять по тенистым зелёным улочкам острова и отдохнуть от шумной жизни города - вполне можно.


13. Лестница с фотографии 9 идёт в паре с этой парадной. Интересное сочетание модернового окошка и классической колонны.


14. А это, пожалуй, один из самых геометрических дворов-колодцев. Теперь тоже очень популярное место. Колодец на Малом Проспекте.


15. Немного мрачного и пасмурного Петербурга. Митавский переулок.


16. Ещё одна интересная лестница в парадной недалеко от Площади Восстания. Проём в виде трапеции.


17. Фасад дома с галереей-магазином "Steinway" роялей и пианино на ул. Восстания.


18. Не все парадные в Петербурге блестят и сверкают своей роскошью. Гораздо больше в городе серых и тёмных, в духе Достоевского. Именно в них начинаешь думать о тщетности и тленности бытия. Главное - сильно не зависать и глубоко не заходить в своих мыслях. Хотя почти в каждой парадной можно увидеть что-то своё, какую-то собственную отличительную деталь. В этой, например, - это причудливая форма лестницы. Парадная на Казанской улице.



19. Некоторые дворы-колодцы в плохую погоду могут настроить на щемящее чувство тоски, одиночества и желание скорее освободиться от тесных стен города. Петроградка очень коварна в этом плане.


20. Каждый раз, когда бываю в Питере - хочу прогуляться вдоль канала Грибоедова и дойти пешком до Новой Голландии. И каждый раз что-то мешает. В этот раз удалось преодолеть лишь треть пути. Зато мы встретились с хорошими друзьями и вместе погуляли по любимому городу) Парадная на набережной Грибоедова.


21. Любителям витражей очень советую посетить парадную в доходнике на улице Чернышевского. На каждом этаже - отдельное произведение искусства.


22. Красивый закат в компании с друзьями мы встретили у башенки МПВО на Мойке. Розовые отражения солнца на крышах домов, Исаакий на горизонте.


23. Закатные цвета приятно ласкают взгляд языками пламени.


24. Колесница, влекомая шестёркой коней на крыше Главного Штаба.



Нет, никакие закаты в Москве не заменят питерские. Есть в них что-то особенное, эта атмосфера "Carpe diem". Да и не только в них, но и во всём городе...
Каждый раз за пару дней погружаешься в него с головой, а потом так не хочется выдёргиваться и уезжать. Но Московский вокзал зовёт снова и снова.

P.S. А тем, кто хочет видеть мои путешествия и приключения в режиме реального времени, предлагаю добавить меня в Instagram ;)

Я буду очень рад новым друзьям и читателям в ЖЖ! Дружить;)

Если вам понравился этот репортаж, советую посмотреть также:

                      1.Рассвет на Невском               2. Город на Неве. Зима и весна                3. Старинный особняк                           

     

http://el-tolstyh.livejournal.com/7069993.html
http://el-tolstyh.livejournal.com/7075247.html

SSO

Перов. Охотники на привале.

Фото Алии Шаабан.

- О,какая интересная картина:" Охотники на привале"!
- Картина действительно не дурна. Знающий человек рисовал.
- Почему так решили? Расскажете?
- Извольте. Ну..Привал.. Похоже, не только в поле ходили. По добыче - заяц.. тетерев..ещё, судя по всему, рябчик..А компания явно ещё не сложившаяся. Старший - небогатый местный помещик. Но охотник бывалый - одет как полагается, сапоги вон, охотничьи.
- А молодой человек?
- Видимо из города приехал. Чиновник невысокого ранга, студент по рекомендации или просто родственник погостить. Но - новичок: одет слишком щеголевато для выезда на природу,сапоги на высоком каблуке - в таких ходить по полям да лесам тяжеловато -будешь корни да кочки цеплять да спотыкаться.Да и старшего так заслушался - аж закурить забыл: в одной руке трут тлеет,в другой папироска,да ещё не тем концом повёрнута. А старший явно в ударе -благодарного слушателя нашёл! Так сам увлёкся,что третий, явно крестьянин,который наверно уж не в первый раз с барином на охоту ходит и стало быть, всех этих "случаев на охоте", очевидец, только почёсывается да посмеивается,наверняка про себя думая:"Ну брат,ты уж и начал пули лить - приходи кума любоваться!"
Ну, походили они,постреляли (охотники в таких случаях далеко разбредаются),кто-то в рожок охотничий протрубил (вон он,на переднем плане, подле молодого лежит -
подходите, передохнём. Подошли. Обратите внимание: дичь – не в ягдташах, хотя ягдташи имеются (один, с сеткой, рядом с рожком изображён). То есть, ребята, сойдясь, друг другу добычу показывали. Потом дичь отложили, сели перекусить. С баклажки крышка-стаканчик снята – значит, выпили. Но по капельке, "для сугреву", ведь холодно – одеты тепло, и на заднем плане гуси летят, так что время – конец сентября- октябрь. Что ж, на самой охоте умные люди не пьют, это уже после неё можно себе позволить..И костёр не разложен, сидят на голой земле – то есть присели ненадолго. Ничего, сейчас старший закончит – и снова разбредутся. Собака к нам хвостом стоит, похоже, легавая, явно породистая. Крестьянину такая – ненужная роскошь, новичку – рано, значит – старшего. Ружья? А что – ружья? Тогдашние дульнозарядные (вон под стволами – шомполы). Разряжены (то есть выстрел сделан, а снова такое ружьё заряжать – долгая песня), но курки на всякий случай спущены. Правда, кинуто оружие как-то небрежно, прямо на землю – надо бы на подстилку. А вообще охотничья вежливость – класть ружья совсем стволами от бивака,но иначе они в картину б не влезли. Нет, понимающий человек рисовал, это видно..
- А кто автор? - Великий русский художник Перов. Сам заядлый охотник. - Ну,скажем так, он был не совсем русским. И не совсем Перовым.
- Это как же?
- Видите ли,его отец служил в Тобольске. Губернским прокурором. Ну и близко сошёлся с одной барышней,Акулиной Ивановой. Настолько близко,что в положенное время у неё сын родился. Потом правда,они поженились. Вот по любви,или чтоб грех покрыть-не могу сказать. Только вот мезальянс получился: он-то прокурор, барон, из остзейских немцев аристократического рода Криденеров. А она - простая мещаночка, не знатная. Сын родился до брака - значит прав на отцову фамилию не имеет. Записали Васильевым - по крёстному. Это,да ещё дурная привычка барона на своё начальство эпиграммы писать,(а язык он имел острый и перо бойкое) поставили на его карьере крест. Хотел он в родовом имении,что недалеко от Дерпта (Тарту) находилось,осесть. Но там всем заправлял его брат,который встретил родственников неласково. Разругавшись с братом барон уехал из имения и ещё долго колесил по Российской империи, пока не получил новое место службы в селе Пияшное (Пиявочное) Нижегородской губернии.
- А фамилия Перов?
- А Перовым его нарёк дьячок один деревенский. Из деревни Кольцово, Самарской губернии. Первым его учителем был,ну и умилился таланту мальчугана по части чистописания: уж больно красиво буквицы тот пером гусиным выводил. Вот так будущий художник стал Василием Перовым.
- Говорят некоторые его картины скандалы вызывали?
- И такое было. Стасов недаром назвал его прямым наследником творчества Федотова который
".. поднимал выпавшую из рук Федотова кисть..и продолжал начатое им дело, точно будто не бывало никогда на свете всех лжетурчанок, лжерыцарей, лжеримлян, лжеитальянцев и лжеитальянок, лжерусских, лжебогов и лжелюдей."
Вот вспомните его картины "Чаепитие в Мытищах..",
"Сельский крёстный ход", "Проповедь в селе.","Трапеза"..
святые отцы были этими картинами весьма недовольны. Настолько,что некоторые журналисты предрекали автору арест и церковное покаяние на Соловках.
- Судя по всему работал он много.
- Ещё бы! Более ста картин! И почти каждая - событие! Ну, а напряжение от работ и забот сбрасывал на охоте.
-Так может на картине его приятели по охоте изображены?
- Справедливо изволили заметить! Именно близкие ему люди. Прототипом старого охотника,помещика-рассказчика послужил полицейский врач Дмитрий Павлович Кувшинников. Образцом для молодого охотника стал Николай Михайлович Нагорнов. А крестьянин в центре-наиболее близкий Перову человек: известный московский врач и художник-любитель Василий Владимирович Бессонов. Вся компания Перова по охотничьим выездам.
- А что о других скажете?
- Нагорнов породнился со Львом Толстым,женившись на его племяннице Варе. Толстой настолько обожал свою племяшку,что ревновал по-чёрному и долго не мог смириться с её замужеством,грозя втихаря застрелить мужа "при случае"(на охоте),чтоб не крал любимых ему людей. Впрочем, после они нашли общий язык,подружились и Нагорнов даже помогал Толстому в делах издательских. Потом он стал членом московской городской управы,советником знаменитого преобразователя Москвы, городского головы Николая Алексеева.
А Кувшинников..
знаете,Дмитрий Павлович был человеком тихим и скромным по жизни.Возможно на охоте он преобразовывался. А вот супруга его, Софья Петровна,была дама бойкая,"передовых взглядов","..смуглая,как мулатка.На лицо некрасива,но с фигурой Афродиты".Сама художник-любитель,она превратила казённую квартиру мужа в салон, где собирались сливки творческой богемы. И там начался её любовный роман со знаменитым художником Исааком Левитаном, который продлился восемь лет. И который её супруг принимал стоически, ни словом не попрекая свою жену.
Антон Павлович Чехов,который тоже посещал сей салон,взглянул со стороны на эту коллизию и написал знаменитый рассказ "Попрыгунья": легкомысленная, витающая в эмпиреях дамочка закрутила роман с блестящим художником, в то время как настоящим героем оказался её скромный супруг-врач (в рассказе Дымов) – он погибает, спасая больного ребёнка.
Из-за "Попрыгуньи" и Кувшинников и Левитан на Чехова обиделись смертельно.Ибо читатели быстро разобрались откуда ветер дует. И расценили этот рассказ как пасквиль. Левитан даже хотел Чехова на дуэль вызвать..
В 1891 году,московский генерал-губернатор великий князь Сергей Александрович велел евреев из Москвы выслать в «черту оседлости». Касалось распоряжение и Левитана. Софья Петровна тогда увезла художника к своей родне в деревню – пересидеть недобрый период. А её муж.. Писательница (тогда – молодая актриса) Татьяна Щепкина-Куперник в те дни писала сестре Чехова Марии о докторе Кувшинникове: «Этот благородный человек пустил в ход все свои связи, чтобы Левитан мог вернуться..» Среди тех, к кому Кувшинников обращался, был и Нагорнов. Старый охотник из «Охотников на привале» просил молодого выручить великого русского художника. Нагорнов – человек всё понимающий и влиятельный – помог: Левитан получил разрешение остаться. Не сразу, через несколько месяцев, усилиями не только Нагорнова – но получил. Пережитое в те дни унижение Левитан помнил до конца дней – но помнил добром и тех, кто за него боролся. Есть упоминания о портрете Нагорнова кисти Левитана. Кстати, Левитан тоже был страстным охотником. И учеником Перова.
Дмитрий Павлович Кувшинников умер своей смертию. Хотя много полицейских врачей погибло не в свой срок на служебном посту: ведь их служба это не только убийства,самоубийства,судмедэкспертизы. Они отвечали за санитарную обстановку и были первым заслоном на пути эпидемий. Супруга его,Софья Петровна, заразилась от своей заболевшей подруги(то ли тифом,то ли дизентерией),одинокой женщины,за которой самоотверженно ухаживала. И умерла,проболев несколько дней. Николай Михайлович Нагорнов скончался довольно рано от приступа аппендицита. Сам Василий Перов простудился на одной из охот. Простуда переросла в чахотку. Незадолго до смерти он ещё переболел тифом,что тоже не добавило ему здоровья. Скончался в 48 лет.

Всё это случится через 20 лет после того, как были написаны «Охотники». А пока её герои на 20 лет моложе. Но уже серьёзные, состоявшиеся мужчины. У каждого служба, заботы – и тихая радость: в свободный осенний день отрешиться от текучки, выбраться в лес, побродить с ружьишком.


indian

Ретроспективная выставка великого корейского художника Ли Кхвэдэ в Сеуле

Оригинал взят у leejongwon в Ретроспективная выставка великого корейского художника Ли Кхвэдэ в Сеуле


Сейчас в Сеуле проходит ретроспективная выставка великого корейского художника Ли Кхвэдэ (кор. 이쾌대, 1913—1965). Она проводится в Национальном музее современного искусства в Токсугуне (кор. 국립현대미술관 덕수궁관) с 22 июля по 1 ноября этого года. Это уникальная возможность ознакомиться с работами Ли Кхвэдэ и его духовным миром. Напомню, что вплоть до 1988 года его имя было под запретом в Южной Корее только потому, что после Корейской войны он уехал в Северную Корею и там продолжил заниматься изобразительным искусством. Проведение его выставки стало возможным в Южной Корее после 1988 года благодаря снятию запрета на упоминание художников, перешедших границу между двумя частями Кореи.

Мастер Ли Кхвэдэ был одним из самых выдающихся художников Кореи XX века наряду с Пэк Намджуном (кор. 백남준, 1932—2006). Известные работы Ли были нарисованы в 1930—1950 годах, в период японского колониального господства, освобождения корейского народа от японских империалистов, разделения страны на левых и правых и начала Корейской войны. Ли Кхвэдэ считал своей миссией рисовать жизнь корейского народа в трагическую для нации эпоху. Главные мотивы его работ — история, традиция, людские массы, тело и эмоция человека. Он черпал глубокие знания анатомии человека и традиционной корейской одежды.

Ли Кхвэдэ родился в 1913 году в корейском городке Чхильгок. Закончив школу в Сеуле, он уехал в Японию учиться западной живописи. После возвращения в родную Корею продолжил заниматься западной живописью в собственном национальном стиле. Когда началась Корейская война в 1950 году, он не успел бежать из Сеула, потому что у него были старая больная мать и беременная жена. Сеул был взят северокорейской армией, и ему пришлось рисовать пропагандистские картины для новых властей Сеула. Из-за этой деятельности он был потом арестован южнокорейской армией и отправлен в лагерь для военнопленных в Пусане, а во время обмена пленными в 1953 году он выбрал Северную Корею. По одной из версий, он выбрал Северную Корею, потому что его старший брат Ли Ёсон (кор. 이여성, 1901—?), борец за независимость Кореи, художник, политик и журналист, жил тогда в Северной Корее.

Другие члены семьи Ли Кхвэдэ, оставшиеся в Южной Корее, постоянно подвергались слежке и трудностям только потому, что мастер Ли жил в другой части Кореи. Возле дома всегда ходили полицейские в гражданском, а жене мастера приходилось выдерживать жестокие допросы в полиции. Когда Ли Кхвэдэ находился в лагере для военнопленных, он написал письмо своей жене: он хотел, чтобы жена продавала его картины и кормила всю семью на эти деньги. Но жена эти картины не продавала, а наоборот спрятала их на чердаке. Об этом даже сын не знал до взрослого возраста. В 1988 году наконец был снят запрет на упоминание художников, перешедших границу между двумя частями Кореи, и картины, спрятанные на чердаке, стало возможно показывать южнокорейской публике. Первая выставка прошла в 1991 году.

- Источник: http://daljin.com/?WS=21&BC=gdv&GNO=D027309
- Информация о выставке на официальном сайте Национального музея современного искусства: http://www.mmca.go.kr/exhibitions/exhibitionsDetail.do?menuId=1010000000&exhId=201506030000272

Collapse )
indian

Legatus praetor Gaius Anonimus

Фото Legatus praetor Gaius Anonimus.

На днях гонцы донесли любопытнейшую новость с Британских островов. Забавная и не самая приятная история приключилась с сочинителем Букусом, который ранее жил в Римской Республике, а ныне обитает в землях бриттов. Местные друиды обвинили его в порочной любви к юным девицам, не достигшим зрелости.

Старца Букуса вызвали на совет друидов и потребовали объяснить, откуда в его доме оказались фрески с изображениями раздетых юношей и девушек в непристойных позах. Более того: друиды подозревают, что он сам приводил детей в свой дом, раздевал их и приказывал своему рабу-художнику запечатлеть сие непристойное зрелище на фресках.

Здесь стоит заметить, что бритты, пусть они и варвары, к подобным вещам относятся крайне сурово: по местным обычаям, тех, кто поступает так с неразумными отроками и девицами, закапывают по горло в землю на несколько дней и все проходящим мимо могут опорожнять на злодея свой мочевой пузырь. Теперь Букусу придется объясниться перед разгневанными друидами на суде старейшин.

Чем же знаменит старый Букус? А известен он стал еще в эпоху Красных Туник, когда жил в Риме времен консульства Леона Бровуса Престарелого и писал полные злобой сочинения, очерняющие Республику, Сенат и народ Рима. За эти сочинения он в конце концов был изгнан из Республики, после чего жил в Британии среди варваров, продолжая время от времени сочинять свои злобные свитки.

А несколько лет назад, когда Цезарь Август временно лишил себя титула принцепса и ради забавы назначил консулом своего любимого коня Урсуса, старый Букус вдруг вернулся в Рим и даже пытался избраться на консульскую должность. В этом его поддержали некоторые мятежные патриции из columna quinta.

Также его поддерживала небольшая группа ораторов и сочинителей из Остии, которая перебралась в болото неподалеку от устья Тибра, построила там небольшую деревню с домами из глины и соломы и живет там, поклоняясь египетскому божеству Крокодилу; при этом они назвали свою деревню In Germanica и требуют ее отделения от Римской империи, но увы - никто не слышит из болота их криков.

Вообразите, граждане - этого нечестивца хотели избрать консулом!

Но что же мятежные патриции? Теперь они в один голос уверяют, будто зловредные фрески - дело рук агентов Цезаря Августа! Якобы они прокрались в его дом под покровом ночи и изрисовали стены похабными рисунками, пока Букус спал сладким сном, дабы опорочить его и представить на строгий суд друидов.

Воистину, длинные руки у Цезаря, раз уж он способен на такое!

http://www.bbc.co.uk/…/uk/2015/04/150427_uk_bukovsky_charges